Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота НиПВ

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,914
Симпатии
354
Адрес
СПб
#1
Краткий комментарий к проекту Федерального закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ»

Голиченко М.М. к.ю.н., адвокат,

ведущий аналитик по правам человека

Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД


Краткий комментарий к проекту Федерального закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ» (далее законопроект о ФСКН)

Законопроект представляет собой попытку законодательного закрепления сложившейся в России системы контроля над наркотиками которая основана на трех взаимовязанных принципах взаимно усиливающих друг друга:

-преобладании метода запрета и наказаний
-распространение компетенции ФСКН на все виды общественных отношений, где хотя бы косвенно могут фигурировать наркотики
-игнорирование прав и свобод человека в сфере контроля над наркотиками.
Каждый из этих принципов получил в законопроекте дальнейшее развитие и укрепление.


Расширение запретительных и репрессивных полномочий.

По новому законопроекту расширяются полнопочия ФСКН ставить под запрет те или иные вещества. Законопроект закрепляет полномочия Директора ФСКН решать вопрос «о приостановлении оборота на территории Российской Федерации веществ, обладающих воздействием на организм человека, схожим с наркотическим или психотропным». С учетом безграничности фантазии ФСКН, можно ожидать, что под запрет могут попасть самые неожиданные вещества. К примеру рожденный в недрах ФСКН в 2010 проект стратегии антинаркотической политики в первой своей редакции указывал на необходимость борьбы с цифровыми наркотиками (бинауральными ритмами). Схватку с пищевым маком, зажигалками и бляхами от ремней с изображением листа конопли, ФСКН ведет уже более 5 лет, кошмаря кондитеров и лавочников, равно как ведет ФСКН и охоту за видео и печатной продукцией, якобы содержащей пропаганду наркотиков.

Законопроект также закрепляет полномочия ФСКН по выдаче предписаний о прекращений деятельности граждан и организаций, а также по устранению причин и условий совершения правонарушений. Полномочия весьма широкие, определены не четко. Принимая во внимание опыт работы ФСКН по чрезмерно широкому определению пропаганды наркотиков, под новые полномочия может попасть любая деятельность, которая покажется ФСКН причиной или условием совершения правонарушений в сфере контроля над оборотом наркотиков. По законопроекту требования ФСКН обязательны для исполнения всеми, а неисполнение чревато санкциями. Таким образом создается широкое поле для произвольных действий, подкрепленных возможностью применения полицейских методов воздействия.

За ФСКН закрепляются полномочия ведения баз данных с персональными данными не только подозреваемых, но и проверяемых по делам оперативного учета, а также тех, в отношении кого были совершены правонарушения или преступления – весьма странное полномочие. Также законопроект закрепляет за ФСКН полномочия по сбору сведений, относящихся к банковской и коммерческой тайнам. Созданы предпосылки для конфискации имущества с подачи ФСКН, а также ликвидации юридических лиц, что в условиях высокой коррупции в России только усилит возможности службы быть козырной картой в рейдерских спорах.

Распространение компетенции ФСКН на все виды общественных отношений, где хотя бы косвенно могут фигурировать наркотики

Законопроект закрепляет за ФСКН функцию координатора всех органов исполнительной власти в вопросах, касающихся контроля за оборотом наркотиков. К таким вопросам законопроект относит не только сугубо правоохранительные вопросы, но и проблемы напрямую относящиеся к компетенции органов зравоохранения, включая профилактику наркомании и медицинское освидетельствование. Таким образом законопроект закрепляет за ФСКН функции, которые в настоящий момент имеет Государственный Антинаркотический Комитет. По смыслу законопроекта под фактическое подчинение ФСКН переходят органы здравоохранения, а также иные федеральные и региональные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, по вопросам, отнесенным к компетенции ФСКН. При этом компетенция ФСКН определена в законопроекте нечетко и по-сути ФСКН может произвольно принимать решение о том, что та или иная проблема касается оборота наркотиков (включая профилактику, пропаганду наркотиков и т.п.). Являясь полицейской службой с полным набором полицейских полномочий ФСКН получает неограниченный мандат на то, чтобы заявлять о своем присутствии везде, где имеются подозрения на незаконную деятельность в сфере оборота наркотиков и отмывании средств, полученных от такой деятельности. При наличии минимальной фантазии обосновать такие подозрения можно в отношении любого физического или юридического лица. Законопроект при этом несколько раз делает ударение на том, что решения и требования ФСКН обязательны для исполнения всеми. Примечательно также, что законопроект наделяет ФСКН функцией определению эффективности и целесообразности расходов государственных средств муниципальных средств в рамках региональных целевых и муниципальных программ в сфере профилактики наркомании, противодействия незаконному обороту наркотиков, комплексной реабилитации и ресоциализации наркопотребителей. Получается, что ФСКН отвечает за весь спектр действий в рамках таких программ, начиная с их разработки и заканчивая оценкой эффективности собственных действий. В целом благодаря законопроекту вокруг ФСКН будут сосредоточены все ключевые вопросы нормотворческого, исполнительного и контрольного характера по проблемам контроля над наркотиками в самом широком смысле. Нечеткие формулировки законопроекта дают широкий простор для коррупции и злоупотребления властью.

Игнорирование прав и свобод человека в сфере контроля над наркотиками.

Законопроект не оставляет сомнений в том, каково реальное отношение ФСКН к соблюдению прав человека в своей деятельности. С одной стороны законопроект не содержит ни единого механизма, гарантирующего соблюдение прав и свобод человека и гражданина в деятельности ФСКН. За исключением трех коротких предложений в которых упоминаются права человека в деятельности ФСКН, законопроект подчеркнуто делает акцент на полицейских полномочиях ФСКН (право задерживать, применять оружие и спец средства, право на предварительное расследование, право на вхождение в жилище и т.п.). При этом законопроект не содержит отсылок к УПК, закону об ОРД, КоАП, которые детально регламентируют процедуры проведения данных действий. Также законопроект не отражает требований постановлений Европейского суда по правам человека, которые напрямую касаются наркоконтроля, к примеру по вопросу полицейской провокации при сборе доказательств. В таких условиях какой-либо дополнительной смысловой нагрузки кроме закрепления самих полномочий ФСКН законопроект не несет. Однако подчеркнутое игнорирование механизмов соблюдения прав человека позволяют сделать вывод об основных приоритетах работы ФСКН. Интересен тот факт, что разработчики законопроекта упомянули важнейший принцип возможных ограничений прав человека (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ) только один раз, но при этом в контексте прав самих сотрудников ФСКН. Так законопроект предусматривает в качестве принципа службы в органах наркоконтроля –«ограничение прав и свобод человека и гражданина в отношении сотрудника органов наркоконтроля допускается федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для выполнения задач, связанных с защитой основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, и для обеспечения безопасности государства». Иными словами законопроект предусматривает обратную динамику в концепции прав человека: не гарантии защиты человека от нарушений со стороны государства, а гарантии защиты государственного служащего от общества.

Вывод

Таким образом, законопроект о ФСКН служит дальнейшему укреплению позиции ФСКН как репрессивного органа с фактически ничем не ограниченными полномочиями, деятельность которого выходит далеко за рамки полицейских функций. При этом законопроект не предусматривает механизмов подотчетности ФСКН и независимого контроля на ее деятельностью, на фоне игнорирования вопроса о практических гарантиях соблюдения прав и свобод человека в деятельности службы. В таком виде законопроект будет служить дальнейшему разложению службы в сторону коррумпированности, произвольности и неподотчетности, а также систематического нарушения прав человека.

(с) rylkov-fond.org
 

knife80

Местный
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,670
Симпатии
158
Адрес
ленинград
#2
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

как бэ согласен я...
только сложно все это обьяснить среднестатистическому россиянину-ненаркоману..
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#3
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

ФСКН решила работать по своему закону

А между тем отдельные эксперты уверены, что «эту структуру надо ликвидировать!»

Ничего особо нового в проекте нет, но есть ряд настораживающих моментов. Авторы — а вышел проект из-под пера сотрудников ФСКН, - пытаются очень сильно расширить перечень своих полномочий и под размытую категорию «борьбы с наркотиками» подвести все: от экономических отношений до медицинской сферы. Не останется ни единого уголка, куда бы ФСКН не заглянула с функциями наблюдателя.

- К примеру, по новому законопроекту расширяются полномочия ФСКН ставить под запрет те или иные вещества, - говорит юрист Михаил Голиченко. - И он закрепляет полномочия директора ФСКН решать вопрос «о приостановлении оборота на территории РФ веществ, обладающих воздействием на организм человека, схожим с наркотическим или психотропным». Но с учетом безграничности фантазии ФСКН можно ожидать, что под запрет могут попасть самые неожиданные вещества. В свое время они пытались бороться даже с какими-то «цифровыми наркотиками». Эта тема чуть не вошла в Антинаркотическую стратегию на полном серьезе! А схватку с пищевым маком, зажигалками и бляхами от ремней с изображением листа конопли ФСКН ведет уже более 5 лет...

Законопроект также закрепляет полномочия ФСКН по «выдаче предписаний о прекращении деятельности граждан и организаций, а также по устранению причин и условий совершения правонарушений». Полномочия эти весьма широкие, а определены они нечетко. А учитывая, что ФСКН всегда широко трактовала определение «пропаганда наркотиков», то под новые полномочия может попасть любая деятельность, которая покажется ФСКН «причиной или условием».

- Закон о ФСКН лигитимизирует эту структуру, - убеждено говорит директор Института наркологического здоровья нации Общественной палаты РФ Олег Зыков, - а надо ее ликвидировать. И основанием этого является то, что основную свою функцию — силовую — они выполняют скверно. Известно, что большую часть незаконного оборота наркотиков изымают сотрудники МВД, а не ФСКН. И если передать силовую составляющую МВД, то, как минимум, уровень борьбы с наркотиками не ухудшится. Как минимум!

Автор: Анастасия Кузина

(с) mk.ru
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#4
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

Из Заявления по итогам Слушаний в Общественной палате Российской Федерации, посвященных обсуждению проекта федерального закона "Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ":

- Cохраняющийся высокий уровень наркотизации не только не преодолевается, но поддерживается существующими в нашей стране порочными практиками борьбы с наркоманией и наркопреступностью: многочисленными нарушениями прав человека; возвратом к доказавшему свою неэффективность принудительному лечению и наказанию за уклонение от него; сохранением медицинского наркоучета и использованием его данных в полицейских целях, что отталкивает наркозависимых от наркологии; широко распространенными провокациями, которые продолжаются, хотя осуждены решениями как Европейского Суда по правам человека по делам против РФ, так и Верховного Суда РФ; имитацией борьбы с наркотиками в целях улучшения ведомственной отчетности;

- государственная антинаркотическая политика в России, входящей в Совет Европы, должна переориентироваться на общеевропейскую стратегию, основанную на приоритете социальных методов преодоления наркотизма, развитии медицинских, в том числе реабилитационных программ;

- уголовное преследование с жесткими законными мерами наказания должно быть направлено в первую очередь на организаторов крупной наркоторговли;

- является нетерпимой сегодняшняя ситуация, когда исправительные учреждения заполнены на 40% людьми, в большинстве своем молодыми, осужденными за наркотики, не получающими адекватного лечения от зависимости и не проходящими реабилитации; будучи изолированными от общества и лишенными перспектив из-за узаконенного поражения в правах; лишеные возможности найти работу, они не имеют шансов на ресоциализацию впоследствии;

- лечебно-профилактическая работа и медицинская экспертиза не должны подчиняться силовым ведомствам;

- в целях обеспечения большей независимости экспертов судебная экспертиза наркотических средств и психотропных веществ должна быть выведена из подведомственности ФСКН и МВД и передана в Минюст.

Мы считаем, что разработанный ФСКН проект федерального закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ» имеет принципиальные недостатки, особенно в части дополнительных полномочий сотрудников ФСКН и административных полномочий ведомства. Этот законопроект не следует вносить в Государственную Думу в предложенном виде. Новый проект закона следует разработать в соответствии с новой, гуманной и реалистичной концепцией борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ в РФ, которая в настоящий момент отсутствует.

11 декабря 2013 года

Участники слушаний:
Лев Пономарёв, исполнительный директор ООД «За права человека»
Олег Зыков, Институт наркологического здоровья нации при ОП РФ
Лев Левинсон, эксперт Института прав человека
Валентин Гефтер, исполнительный директор Института прав человека
Дмитрий Гладышев, судебный эксперт, эксперт Конституционного суда РФ
Эдуард Капчакаев, адвокат
Валерий Шухардин, адвокат.
 
Регистрация
17 Сен 2013
Сообщения
120
Симпатии
0
#5
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

Да, да. все правельно. Задолбали уже своими инициативами. Занимаются самопиаром, выбиванием денег из бюджета и малахольные законопроекты пишут и пишут, все им полномочий мало. :-|
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#6
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

Наркоконтрольный выстрел

11 декабря в Общественной палате состоялось обсуждение проекта федерального закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ». Документ подготовлен Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) - и посвящен ей самой.

В принципе наркоконтроль уже десять лет работает без специального закона, регламентирующего его деятельность, и чувствует себя неплохо. Участие органов наркоконтроля в производстве по уголовным и административным делам, а также в оперативно-розыскной деятельности давно закреплено в УПК, КоАП, законе об ОРД. Полномочия по контролю законного оборота, лицензированию и т.п. включены в закон о наркотических средствах. Структура службы утверждена указом президента. А что права и обязанности органов наркополиции и их сотрудников нигде не определены — так это, похоже, не так уж ей и мешает. В мутной воде лучше ловится. Закон ведь, как любая форма, всегда жмет, стесняет движения. А наркоконтролеры, в отличие от полиции, предпочитают ходить в штатском.

Лакуны и зазоры, имеющиеся из-за отсутствия закона, дают даже важные преимущества. Например, помещения, куда наркоконтроль доставляет задержанных и где их содержит. Что это за помещения? Их нет. В законодательстве их нет. Право же задерживать — по УПК и КоАП — у ФСКН есть. Куда же девать наркополиции своих задержанных — не в полицию же (хотя по закону именно так)? В эти неузаконенные места для задержанных не ступает нога никакой наблюдательной комиссии. Ликвидировать их никакому прокурору не по зубам, и нарушений найти нельзя — нечего нарушать.

И все же, хотя таких удобств от отсутствия закона немало, что это за служба без закона? Как-то недостаточно респектабельно. У полиции есть закон «О полиции», у судебных приставов есть, даже у фельдъегерской службы, само собой у ФСБ, один наркоконтроль без закона. А значит, и генералы в нем какие-то ненастоящие.

Этот закон в ФСКН десять лет пишут. И все не выходит. Первая (по сложности) задача — протащить его через Минфин, как груженый сверх меры провиантский обоз. Мало того, что зарплаты у наркополицейских повыше, чем у полиции. Так за это время наркоконтроль без всякого закона организовал себе кучу надбавок, компенсаций и других выплат — за сложность, за опасность, за добросовестное выполнение служебных обязанностей, за качество выполняемых работ, за особые условия, за особые достижения, за выполнение особо важных и сложных заданий, за выполнение задач, связанных с риском, за отличия в службе, за допуск к гостайне, за безаварийную эксплуатацию автомобиля...

Под эти деньги нужны оправдывающие их полномочия. Отсюда задача номер два: набрать максимум полномочий и под них особые права. Причем прав получить ФСКН хочет больше, чем имеет сейчас. Помимо того, чем наркоконтроль уже пользуется по существующим законам, и сверх того, чем он пользуется явочным порядком без всяких законов (например, не имея на то права, доставляет граждан на освидетельствование), он пытается распространить свою компетенцию как можно шире: на институты и отношения, которые голыми руками, без закона, не возьмешь. Чтобы получить спецполномочия, ФСКН проталкивает этот закон.

Конечно же, МВД от этих идей не в восторге. Да и в кабинетах на Старой площади сидят не только поклонники ФСКН. В результате закона нет. Но, похоже, руководство службы рассчитывает, что потребность властей в специальных полицейских услугах будет только возрастать. И ликвидировать органы наркоконтроля в ближайшее время вряд ли решатся - ведь для этого надо их во что-то преобразовать. Не назад же, в налоговую полицию. Разве что в полицию нравов или святую инквизицию: от борьбы с веселящими газами и звуковыми наркотиками до изгнания бесов не так уж далеко.

На обсуждении в Общественной палате наркополицейские начальники говорили, что предлагаемое законопроектом расширение полномочий их ведомства касается прежде всего международного сотрудничества, взаимодействия со спецслужбами других государств — все в духе любимого директором Виктором Ивановым афганского героина (послушаешь его — так все силы наркополиции стянуты к афганской границе). Не знаю как Минфин, но правозащитники не только не против концентрации усилий наркоконтроля на пресечении крупного наркотрафика, но и предлагают именно это - переориентировать ФСКН исключительно на противодействие системному наркобизнесу, в том числе трансграничному.

Но полномочия, которых требует ФСКН, вовсе не ограничиваются сферой оборьбы с угрозами извне. Если такой закон будет принят, наркополиция сильно раздвинет пределы своего вмешательства в частную жизнь и хозяйственную деятельность. Именно против этих притязаний наркоконтроля мы выступали на заседании в Общественной палате. А чтобы ФСКН не козыряла потом согласованием с правозащитниками, мы распространили заявление с категорическим требованием не вносить этот законопроект в Государственную думу.Оно подписано всеми инициаторами слушаний - Львом Пономаревым («За права человека»), Валентином Гефтером и Львом Левинсоном (Институт прав человека), Олегом Зыковым (Институт наркологического здоровья нации), судебным экспертом Дмитрием Гладышевым, адвокатами Эдуардом Капчакаевым и Валерием Шухардиным.

Многие полномочия органов наркоконтроля, содержащиеся в проекте, вызывают возражения - из-за их чрезмерности, юридической неопределенности и коррупциогенности. Вплоть до того, что в перечень прав сотрудников авторы проекта на голубом глазу добавляют «иные права», что превращает их творение в известное «закон что дышло, как повернешь, так и вышло».

Наркополиция хочет: осуществлять медицинское освидетельствование граждан (сейчас это делают врачи), осматривать любые земельные участки, в том числе принадлежащие гражданам (под предлогом «а не растет ли тут конопля»), «объявлять физическому лицу обязательное для исполнения официальное предостережение о недопустимости деяний, создающих условия для совершения преступлений, отнесенных к подследственности органов наркоконтроля».

Остановимся на последнем. Даже полиция не наделена таким правом, хотя круг ее ответственности в борьбе с преступностью по определению шире. И что такое «деяния, создающие условия для совершения преступлений»? Закон об этом умалчивает, потому что язык законодательства неспособен выразить то, что под этим подразумевается (будет подразумеваться, если законопроект станет законом): не ту музыку слушаешь, не те штаны носишь, дреды распустил... Или бросил работу, подался в сектанты, не спишь по ночам? «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст».

Каковы признаки этих «деяний», за которые наркоконтролеры собираются выносить предостережения? Это, понятно, не преступления. И не правонарушения - за них есть ответственность по КоАП и не предусмотрено никаких предостережений.

Признавая некие действия «деяниями, создающими условия» — и записывая это не в монографии, а в норме закона, — законодатели по сути утверждают еще одну категорию запрещенных действий: не преступления, не правонарушения, а неправильное поведение. Понятно, что «на земле», в райотделе такие предупреждения будут раздаваться не для коррекции уклоняющегося поведения, а для давления на людей, принуждения к «добровольному сотрудничеству», выдавливания денег. Появятся досье, списки предостереженных, базы. С другого конца, «предостерегать» смогут соседей, дворников, консьержек, стимулировать стукачество. Майоры наркоконтроля станут непрошеными домашними психоаналитиками и будут решать, что с человеком сделать, чтобы он не стал на путь наркопреступления.

Такую же злонамеренную неопределенность имеет заложенная в проект как одно из основных направлений деятельности ФСКН «организация выявления веществ, обладающих воздействием на организм человека, схожим с наркотическим или психотропным, и приостановления их оборота на территории Российской Федерации». Выявлять проникающие на рынок новые «дизайнерские наркотики» или лекарства, используемые в немедицинских целях безусловно следует. А по выявлении ничто не мешает, как сейчас и происходит по нескольку раз в год, включать их правительственным постановлением в Перечень наркотических средств и психотропных веществ или, если они опасны не во всех отношениях, а просто опасны, — в Список сильнодействующих веществ.

Но ФСКН хлопочет о третьем списке, собственном. Хитрость в том, что это будут не запрещенные, а временно (но на неопределенный срок) "приостановленные" вещества. Формально они не будут считаться наркотиками. Но приостановление есть форма запрета, нарушение запрета повлечет за собой санкции, а дальше по наезженной: за грубые нарушения наказание строже, за неоднократные еще строже, затем появятся «списки прекурсоров веществ, оборот которых приостановлен», ответственность за их пропаганду и т.п. Главное же здесь то, что право выявлять в сочетании с правом приостанавливать и вытекающим из этого правом выявлять приостановленное в других местах открывает наркоконтролю все двери — и станет ФСКН владычицей морскою, и не только морскою, но будет повелевать всеми веществами, образующими материальный мир, налагая железную длань на их сомнительное круговращение.

Было бы верхом наивности верить, что речь идет только о модификациях «спайсов» и прочей лабораторной синтетики. Такое ограничительное толкование ни из закона, ни из самой идеи не следует. Тем более что пресловутые слегка измененные формулы и якобы легальные курительные смеси и сегодня признаются в судах аналогами или производными, за оборот которых наступает такая же ответственность, что и за действия с наркотиками, чьими аналогами или производными они являются. Жалуясь журналистам на отсутствие юридических средств борьбы с видоизменяющимися веществами, требуя особых полномочий, руководство ФСКН лукавит - за эти самые производные и аналоги сажают еще как, вплоть до пожизненного.

Приостановление нужно им не для разгрома подпольных лабораторий, а для безграничного расширения подконтрольного пространства (грибники, зеленщики, хлебопеки, владельцы заводов, газет, пароходов...). Конечно, пока у кормила службы стоит Виктор Иванов, люди мирных профессий могут спать относительно спокойно. Но что если завтра на смену ему придет, держа петрушку кучерявую за вихор, академик Онищенко? Кто его остановит, когда от его приостановления будет зависеть не какое-то благополучие потребителя, а спасение нации?

Не надо доводить до абсурда? Но власть всегда готова дойти до абсурда, чтобы поставить человека под контроль. Разве не наркоконтроль привлекал ветеринаров за сбыт кетамина кошкам, находил пропаганду наркотиков в изображении конопли на ременных пряжках? Разве не абсурд, когда владельцы магазинчика в Армавире продают кондитерский мак в фабричной московской упаковке и становятся «организованной преступной группой наркоторговцев»? И не абсурд ли, что отчетность наркополиции по изъятым наркотикам держится на десятках тонн кондитерского мака, ничем не отличающегося от лежащего на прилавках? И не абсурд ли, а точнее, не кошмар ли геройская статистика о десятках тысяч раскрытых тяжких и особо тяжких преступлений, основанная на серийных проверочных закупках (зачастую являющихся провокациями), которую Верховный суд оценил решительней, чем правозащитники: «не предпринимая мер к установлению источника поставки наркотического средства, сотрудники правоохранительных органов фактически предоставляли возможность сбытчикам наркотических средств длительное время заниматься преступной деятельностью, что никак не свидетельствует о выполнении лицами, уполномоченными осуществлять оперативно-розыскную деятельность, возложенных на них задач по предупреждению и пресечению преступлений» (из Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом ВС РФ 27 июня 2012 года).

Лев Левинсон

(с) grani.ru
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#7
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

В Госдуму внесен проект закона о ФСКН, расширяющий права антинаркотической службы

Депутат Госдумы от фракции "Справедливая Россия" Олег Нилов внес в нижнюю палату парламента проект закона "О Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков".

Как пояснил РБК О.Нилов, все 10 лет, что существует ФСКН, ее деятельность регламентировалась лишь указом президента, однако в нынешней ситуации антинаркотическая служба "должна превратиться в более мощный институт". Кроме того, отсутствие закона о ФСКН лишает возможности вносить необходимые поправки в регламент ее деятельности, отметил депутат. По его мнению, предложенный законопроект ко второму чтению уже "должен быть дополнен существенными вещами".

По словам О.Нилова, внесенный документ де-юре поднимает статус ФСКН до министерского, а главу службы - до уровня министра.

В документе определяются полномочия ФСКН, она наделяется более широкими правами для осуществления эффективного противодействия распространению наркотиков. В частности, служба наделяется правом производить осмотр земельных участков граждан, входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения, проверять документы, удостоверяющие личность граждан, осуществлять личный досмотр граждан и находящихся при них вещей, досмотр транспортных средств, принимать участие в досмотре почтовых отправлений, пассажиров, их ручной клади и багажных отправлений. Законопроектом предусмотрены полномочия ФСКН по оперативному введению временного запрета на подозрительные вещества.

Согласно тексту законопроекта, ФСКН имеет право проводить оперативно-разыскные мероприятия; объявлять розыск лиц, совершивших преступления; обращаться в суд с требованиями по ликвидации юридических лиц, своевременно не устранивших нарушения, о которых службой было вынесено предписание.

(с) rbc.ru
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#8
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

Наркоконтроль вместо Минздрава

Расширение его полномочий – вторжение в сферу ответственности медиков.

Как стало известно, правительство рассматривает проект нового федерального закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ». Проект этот существенно расширяет полномочия органов наркоконтроля. Ряд положений его не может не вызвать тревогу медиков, и не только.

Напомним, что до 2003 года в России преступлениями, связанными с наркотиками, занималось МВД. Затем Государственный комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ при МВД РФ был преобразован в Государственный комитет РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроль России). В 2004 г. Госнаркоконтроль был преобразован в Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

Как следует из утверждений самой ФСКН, за почти 10 лет ее существования проблема наркомании в России не стала меньше.

Теперь ФСКН предлагается наделить дополнительными полномочиями. Новый федеральный орган по контролю за оборотом наркотиков становится министерством с подчинением президенту, как Минобороны или ФСБ. Авторы законопроекта полностью исключили общественный контроль и гласность в отношении его деятельности. Предлагается предоставить ему беспрецедентные возможности в сборе и хранении данных на граждан России и иностранных граждан, а также право на почти неограниченное насилие не просто над гражданами, а над целыми территориями: право на закрытие территорий для въезда, на выселение граждан с территорий и из зданий, на использование бронетехники и угрожающего перечня «спецсредств».

Кроме контроля за производством и распространением наркотиков органам наркоконтроля присваивается странная, чтобы не сказать больше, функция «снижения незаконного спроса на наркотические средства и психотропные вещества». Это дает им право вмешательства в жизнь граждан, которые являются конечным пунктом «незаконного спроса», до того как граждане станут «незаконными потребителями». Иными словами, в сферу деятельности наркоконтроля включаются все граждане, поскольку они могут формировать «спрос».

Законопроект присваивает органам наркоконтроля и межведомственную координацию «в сфере реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление» наркотиков. Между тем подобным координатором может быть только Минздрав. Законопроект использует формулировку «лица, допускающие... потребление». Допуск – это разрешение, согласие. Получается, что всякий, кто допускает потребление, может быть объектом воздействия органов наркоконтроля.

Очевидно, что речь идет о лицах, употребляющих контролируемые вещества с немедицинскими целями. Но, как представляется, это не ошибка в терминах, а одна из многих статей, расширяющая возможное применение закона к любому гражданину. И право на медицинское освидетельствование дается наркоконтролю, а не только медицинским организациям. Тем самым функция медицинской помощи и освидетельствование из независимого превращается в элемент оперативно-разыскной деятельности.

Здравоохранение, в компетенцию которого входит помощь лицам с проблемами, связанными с употреблением наркотиков, оказалось в сфере особенного интереса авторов законопроекта. Сотрудникам наркоконтроля дается право задерживать лиц, предпринявших попытку самоубийства. Видимо, авторы законопроекта руководствовались благородными побуждениями, но это выходит за всякие границы законности. Только медицинские работники должны иметь право ограничивать свободу человека по подобным показаниям.

Мало того: органам наркоконтроля предоставляется право задерживать лиц, осуществивших побег из психбольниц. Авторы законопроекта, видимо, не знают, что в России медицинская помощь оказывается при наличии добровольного информированного согласия больного. Если человек бежит из психиатрической больницы, то уголовному преследованию должны подвергаться сотрудники больницы, которые удерживали его там помимо воли. Ни о каком розыске и задержании не может быть и речи.

Статья 9 проекта предоставляет право наркоконтролю присутствовать на заседаниях Федерального собрания РФ и иных законодательных и исполнительных органов страны и ее регионов, то есть фактически право контроля над законодателем.

Как показала практика, самыми эффективными в оказании социальной помощи лицам, страдающим наркоманией, и бывшим наркоманам являются общественные организации. Очевидно, это раздражало ФСКН. Поэтому органам наркоконтроля предлагается дать право устанавливать критерии эффективности работы общественных организаций, занимающихся профилактикой наркомании, и участвовать в оценке их эффективности. Это не свойственная для государственного органа функция.

Ключевое положение в законопроекте занимает беспрецедентное расширение прав сотрудников органов наркоконтроля получать доступ к персональным данным граждан, «имеющим отношение к расследованию уголовных дел». Иными словами, право доступа предоставляется фактически к данным любого гражданина, поскольку «имеющий отношение» не является определенным процессуально зафиксированным статусом. Предполагается право неограниченного сбора и систематизации любых сведений, в том числе видеоданных, на любого, если наркоконтроль посчитает это необходимым. Более того, законопроект позволяет эту информацию передавать любым российским и иностранным организациям.

Предусматривается предоставление права наркоконтролю «принимать решение о нежелательности пребывания иностранного гражданина в РФ». Безусловно, такое право должно принадлежать только миграционной службе. Таких узурпаций прав разных органов власти в пользу наркоконтроля в законопроекте множество, например право принимать решение о блокировании сайтов Интернета по перечисленным основаниям, но не указываются процедуры принятия решения. Иными словами, органы наркоконтроля смогут сами принимать такие решения.

ФСКН всегда имела и имеет сегодня огромные полномочия. Тем не менее ожидаемых результатов это не принесло. Вызывает большие сомнения, что предлагаемые законопроектом суперполномочия помогут эффективности борьбы с распространением наркотиков. Зато возникает реальная угроза нарушения прав граждан и злоупотреблений в этой сфере.

Автор: Власов В.В. – доктор медицинских наук, президент Общества специалистов доказательной медицины.

(c) ng.ru
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#9
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

Правительство внесло в Госдуму законопроект об органах наркоконтроля

Российское правительство внесло в Государственную Думу проект закона "Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ", говорится в распоряжении кабинета министров.

"Внести в Государственную Думу Федерального собрания Российской Федерации проект федерального закона "Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ", — говорится в тексте документа, размещенного на государственном портале правовой информации.

Постановлением также назначен представитель правительства при рассмотрении законопроекта палатами Федерального Собрания, им стал первый заместитель директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Владимир Каланда.

Ранее в Москве состоялось заседание правительства РФ, на котором был рассмотрен проект федерального закона об органах наркоконтроля. Как заявил председатель правительства Дмитрий Медведев, закон должен собрать все ранее принятые нормативные акты по статусу самой службы наркоконтроля и будет опираться на лучшие международные и российские практики в этой сфере.

При этом в законе определяются права и обязанности органов наркоконтроля, правовой статус сотрудников, усилена антикоррупционная составляющая, регламентированы вопросы, которые связаны с прохождением службы в органах ФСКН.

РИА Новости

Законопроект № 1036060-6 Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,335
Симпатии
7
#10
Re: Комментарий к проекту ФЗ об органах и контроле оборота Н

ФСКН: Да здравствует король! — Король умер

4 апреля Правительство РФ внесло в Думу проект федерального закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ».

Этот долгожданный проект подоспел как раз вовремя — 5 апреля Президент подписал Указ № 156, которым эти же органы были упразднены. Это было бы смешно, если бы ликвидированные органы не успели за 13 лет пересажать и перемучить столько народу.

Рассказывать содержание проекта смысла нет. Можно лишь помахать вслед.

Трудно представить, какие бульдожьи битвы происходят под коврами российской власти. В азарте внутривидовой борьбы о людях не думает никто.

Сразу же после подписания указа об упразднении ФСКН Президент внес проект закона, принятие которого намечено на май, об изменении нескольких десятков федеральных законов, где упоминается наркоконтроль, и откуда его теперь выскребают.

В принципе, каких-то «изюминок» в этом законопроекте нет, да и не могло быть. Там где было написано «органы по контролю наркотиков» теперь будет значиться «органы внутренних дел». В том числе, в наследство МВД достался злосчастный Реестр новых потенциально опасных психоактивых веществ. Особая ценность реестра в том, что он предназначен для спасения нации от спайсов — но ни один спайс, равно как и ничто другое в реестр с февраля 2015 года не внесено.

(c) hand-help.ru